Свобода слова ценой в десять тысяч леев

Совет по телевидению и радио (СТР) оштрафовал телеканал TV8 на 10 тыс. леев за выпуск передачи Internetu’ Grăiește, ведущие которой высмеяли российскую пропагандистку и агентессу приднестровского МГБ Елену Левицкую-Пахомову. В настоящее время Пахомова работает под прикрытием, выдавая себя за тележурналистку и вещает с канала «НТВ-Молдова». Основные направления её деятельности: оголтелая пророссийская пропаганда, возбуждение звериной ненависти к румынам, Румынии и Западу, создание фильмов, воспевающих советское прошлое как идеальное будущее для молдаван и фальсифицирующих историю, а также распространение информации, порочащей тех, на кого укажут её наниматели. Стандартный набор агента-пропагандиста. В общем и целом – Пахомова - та же Скабеева, с поправкой на масштаб и реалии Молдовы. Все же тут пока ещё не совсем Россия, и московской агентуре с резиденцией в Тирасполе, приходится сдерживать себя, хотя уже только самую малость. Впрочем, в распространении грязных сплетен и домыслов, в форме полунамека, с налетом волнующей тайны, вызывающей легкий зуд в известных местах, Пахомова достигла большого искусства. Основными инструментами этой деятельности, помимо «НТВ-Молдова», служат ТГ-канал «Ивановна» и её профиль в ФБ. При этом, и там, и там Пахомова лепит из себя образ «журналистки с человеческим лицом» для чего, среди прочего, широко использует фотографии своих детей, помещая их в открытый доступ - эдакая «яжемать» от молдавской псевдожурналистики. Детям Пахомовой отводится роль живого щита, создающего эмоциональный посыл «пожалейте многодетную женщину», что в полной мере соответствует известной российской тактике «встанем за спины детей». К сожалению, в Молдове нет ни государственных, ни общественных институций, которые системно занимались бы изучением подрывной деятельности российских пропагандистов.  Причина, вероятно, в том, что отношение жителей Молдовы к своему государству давно уже похоже на отношение уставшей родни к безнадежному больному, который не может ни жить, ни умереть, к всеобщему облегчению, а в растительном состоянии болтается между жизнью и смертью, причиняя мучения себе и другим. Что ж, для такого отношения есть, увы, основания. Но в Украине такая институция есть, она называется «Миротворец»,  и вызывает лютую истерику у всей московской агентуры, работающей против Украины. Так вот, Пахомова на «Миротворце» есть. Её деятельность замечена, отслежена, исчислена, взвешена - и найдена для Украины опасной. При этом, Украина для Пахомовой – второстепенное, в общем-то, направление. В основном, она работает по Молдове, а на Украину льет грязь из чистой любви к искусству, личной мести (несколько раз она публично обмолвилась, что её родной брат служил в киевском «Беркуте» и разгонял Майдан), но чаще - в рамках спецоперации по возбуждению у молдавской публики, не брезгующей смотреть «НТВ-Молдова», ненависти к Украине. Иными словами, Пахомов вредит Молдове заведомо больше, поскольку это приносит ей основной заработок. Иной вопрос, что в Молдове некому системно отслеживать её действия. Но всё же, отдельные, особо наглые выходки Пахомовой иной раз вызывают ответную реакцию. И ведущие Internetu’ Grăiește, Ната Албот и Андрей Болокан, тоже заговорили о ней не просто так, а в связи с тем, что Пахомова через свой ФБ, распространила информацию, порочащую председателя КС Молдовы Домнику Маноле. Распространила в своем обычном стиле – в форме подметного слушка, так, чтобы при попытке взять ее за мягкие места, можно было отскочить в сторону, и заверещать о преследовании русскоязычной журналистки («русскоязычной» - это важная деталь), и о том, что это была просто шутка, или предположение, или оценочное суждение – в общем, пустив грязный слушок избежать наказания. И, понимая это, Албот и Болокан просто высмеяли Пахомову – её фейсбучный профиль, куда она к месту и не к месту пихает фото детей, поддерживая образ «яжематери», её омерзительную, на мой взгляд, жабью внешность, на которую посмотришь – и блюрить хочется, и, наконец, её мелкое пакостничество. Высмеяли, к слову, на порядок более этично, чем обычно ведет себя Пахомова. Но СТР счел их поведение неэтичным, не заморачиваясь при этом поведением самой Пахомовой, и наложил на телеканал штраф. Штраф в 10 тысяч леев для TV8 не то, чтобы фатальный, но, все-таки, неприятный. Рассчитанный больше на выговор телеведущим от руководства канала – и на пример для устрашения других журналистов, с тем, чтобы хамящая, подличающая и сплетничающая Пахомова оказалась вне критики, поскольку связываться с ней себе дороже выйдет. И сейчас наша теле-яжемать торжествует победу. Почему СТР занял такую позицию? Полагаю, потому, что он выступает в роли прокладки для любой власти, и, собственно, был задуман таковым изначально. А теле-яжемать Пахомова была, в свое время, переброшена с «Первого приднестровского», где она плотно сотрудничала с МГБ ПМР, отрабатывая его заказы, и внедрена в  окружение Игоря Додона, молдавского любимца России, открыто признававшегося в российском финансиро

Свобода слова ценой в десять тысяч леев
Совет по телевидению и радио (СТР) оштрафовал телеканал TV8 на 10 тыс. леев за выпуск передачи Internetu’ Grăiește, ведущие которой высмеяли российскую пропагандистку и агентессу приднестровского МГБ Елену Левицкую-Пахомову. В настоящее время Пахомова работает под прикрытием, выдавая себя за тележурналистку и вещает с канала «НТВ-Молдова». Основные направления её деятельности: оголтелая пророссийская пропаганда, возбуждение звериной ненависти к румынам, Румынии и Западу, создание фильмов, воспевающих советское прошлое как идеальное будущее для молдаван и фальсифицирующих историю, а также распространение информации, порочащей тех, на кого укажут её наниматели. Стандартный набор агента-пропагандиста. В общем и целом – Пахомова - та же Скабеева, с поправкой на масштаб и реалии Молдовы. Все же тут пока ещё не совсем Россия, и московской агентуре с резиденцией в Тирасполе, приходится сдерживать себя, хотя уже только самую малость. Впрочем, в распространении грязных сплетен и домыслов, в форме полунамека, с налетом волнующей тайны, вызывающей легкий зуд в известных местах, Пахомова достигла большого искусства. Основными инструментами этой деятельности, помимо «НТВ-Молдова», служат ТГ-канал «Ивановна» и её профиль в ФБ. При этом, и там, и там Пахомова лепит из себя образ «журналистки с человеческим лицом» для чего, среди прочего, широко использует фотографии своих детей, помещая их в открытый доступ - эдакая «яжемать» от молдавской псевдожурналистики. Детям Пахомовой отводится роль живого щита, создающего эмоциональный посыл «пожалейте многодетную женщину», что в полной мере соответствует известной российской тактике «встанем за спины детей». К сожалению, в Молдове нет ни государственных, ни общественных институций, которые системно занимались бы изучением подрывной деятельности российских пропагандистов.  Причина, вероятно, в том, что отношение жителей Молдовы к своему государству давно уже похоже на отношение уставшей родни к безнадежному больному, который не может ни жить, ни умереть, к всеобщему облегчению, а в растительном состоянии болтается между жизнью и смертью, причиняя мучения себе и другим. Что ж, для такого отношения есть, увы, основания. Но в Украине такая институция есть, она называется «Миротворец»,  и вызывает лютую истерику у всей московской агентуры, работающей против Украины. Так вот, Пахомова на «Миротворце» есть. Её деятельность замечена, отслежена, исчислена, взвешена - и найдена для Украины опасной. При этом, Украина для Пахомовой – второстепенное, в общем-то, направление. В основном, она работает по Молдове, а на Украину льет грязь из чистой любви к искусству, личной мести (несколько раз она публично обмолвилась, что её родной брат служил в киевском «Беркуте» и разгонял Майдан), но чаще - в рамках спецоперации по возбуждению у молдавской публики, не брезгующей смотреть «НТВ-Молдова», ненависти к Украине. Иными словами, Пахомов вредит Молдове заведомо больше, поскольку это приносит ей основной заработок. Иной вопрос, что в Молдове некому системно отслеживать её действия. Но всё же, отдельные, особо наглые выходки Пахомовой иной раз вызывают ответную реакцию. И ведущие Internetu’ Grăiește, Ната Албот и Андрей Болокан, тоже заговорили о ней не просто так, а в связи с тем, что Пахомова через свой ФБ, распространила информацию, порочащую председателя КС Молдовы Домнику Маноле. Распространила в своем обычном стиле – в форме подметного слушка, так, чтобы при попытке взять ее за мягкие места, можно было отскочить в сторону, и заверещать о преследовании русскоязычной журналистки («русскоязычной» - это важная деталь), и о том, что это была просто шутка, или предположение, или оценочное суждение – в общем, пустив грязный слушок избежать наказания. И, понимая это, Албот и Болокан просто высмеяли Пахомову – её фейсбучный профиль, куда она к месту и не к месту пихает фото детей, поддерживая образ «яжематери», её омерзительную, на мой взгляд, жабью внешность, на которую посмотришь – и блюрить хочется, и, наконец, её мелкое пакостничество. Высмеяли, к слову, на порядок более этично, чем обычно ведет себя Пахомова. Но СТР счел их поведение неэтичным, не заморачиваясь при этом поведением самой Пахомовой, и наложил на телеканал штраф. Штраф в 10 тысяч леев для TV8 не то, чтобы фатальный, но, все-таки, неприятный. Рассчитанный больше на выговор телеведущим от руководства канала – и на пример для устрашения других журналистов, с тем, чтобы хамящая, подличающая и сплетничающая Пахомова оказалась вне критики, поскольку связываться с ней себе дороже выйдет. И сейчас наша теле-яжемать торжествует победу. Почему СТР занял такую позицию? Полагаю, потому, что он выступает в роли прокладки для любой власти, и, собственно, был задуман таковым изначально. А теле-яжемать Пахомова была, в свое время, переброшена с «Первого приднестровского», где она плотно сотрудничала с МГБ ПМР, отрабатывая его заказы, и внедрена в  окружение Игоря Додона, молдавского любимца России, открыто признававшегося в российском финансировании своей партии, в чем Генпрокуратура Молдовы не нашла состава преступления. Ну, а Додон, как вы знаете, сейчас как раз и является властью – вот наш пасьянс и сошелся. Таким образом, никакой политики в решении СТР нет, как не было ее и в решении Генпрокуратуры относительно Додона. И там, и там налицо чистая экономика. Будет другая власть – будут решения в её пользу. Так всегда было в Молдове, и, боюсь, так и будет во всем обозримом будущем. Поскольку, Молдова, как это ни печально, является лишь поверхностной имитацией государства, прикрывающей борьбу кланов, ведущуюся в чисто экономических интересах. Это, к слову, отлично видно со стороны, из той же Украины, где тоже все непросто, но все-таки не настолько скверно. Но жители Молдовы (я хотел бы написать – «граждане», но что-то мешает мне это сделать) предпочитают этого не замечать. Иными словами, Молдова неспособна сегодня самостоятельно развиться до полноценного демократического государства, чье устройство опирается на гражданское общество – и это, увы, неоспоримый факт. И в своем недогосударственном виде она оказывается территорией, которая плохо лежит и которую Москва насыщает своей агентурой, с тем, чтобы вернуть под свою руку. И, надо сказать, уже достигла в этом больших успехов. Как будет выглядеть это возвращение в пост-СССР?  Скажу сразу: вкусного пломбира (по сильно упрощенному американскому рецепту, привезенному Микояном из США лет 90 назад, если кто не в курсе) никто не получит. И «бесплатных квартир» за которые всего-то и надо было лет 30 гнуть спину на низкооплачиваемой работе, облизывая при этом начальственный зад – тоже не будет. Все эти советские блага, увы, уже не вернутся. Но им будет найдена равноценная замена: подвалы в стиле ПМР-ДНР-ЛНР для всех, кто посмеет высказать недовольство хотя бы писком, в сочетании с нищетой и бесправием. В перспективе просматривается ещё и возврат выездных виз, чтобы крепостной народишко не разбежался – как в СССР, помните? Понятно, что самой Пахомовой это не коснется – она займет почетное место ветерана спецслужб с положенным в этой связи спецпайком. И деятелей из СТР, если они будут усердно служить, возможно, не коснется тоже.  А вот зрителей «НТВ-Молдова», выражающих сочувствие теле- яжематери Пахомовой, которую обидели злые волки из Internetu’ Grăiește, это коснется обязательно. Естественно, что Пахомова в Молдове не одна такая. Здесь на российские деньги существует целая сеть организаций, включая шумную тусовку под названием «Ассоциация русскоязычных журналистов Молдовы», которая всегда поддержит дружным воем и визгом любую подлость, исходящую от любого пахомообразного существа, выдающего себя за журналиста. Справедливости ради, замечу, что, по моему впечатлению, большая часть этой тусовки состоит из полезных идиотов, лишь слегка подгавкивающих ей за скромные подачки, а то и вовсе из одного только присущего идиотам чувства стадности. Рулят же там всего несколько подонков, находящихся на относительно высоком российском довольстве. Впрочем, это, повторяю, лишь мое предположение, поскольку, как состав тусовок, как и общение внутри них, строго засекречены от посторонних. Известно, к примеру, что для вступления в «Ассоциацию русскоязычных журналистов Молдовы» недостаточно профессионально писать по-русски. Вероятно, нужно обладать ещё и другими качествами, а также принести клятву верности и подписать договор, в нескольких экземплярах, скрепленный каким-либо выделением из собственного тела (навряд ли всё же кровью, потом или слезами, скорее чем-нибудь другим), одна из копий которого будет направлена в Москву, в соответствующее ведомство. Все эти организации совершенно предсказуемо поддержали Пахомову и в этот раз. Причём, и сама теле-яжемать, и её свита, громко галдели о важности «журналистской солидарности», подавая это как необходимость поддержать их, любимых. Хотя, как по мне, не только профессиональный журналист, но и человек, любой профессии, хотя бы с минимальными понятиями о порядочности, добре и зле, и минимальным же чувством брезгливости, со всей этой публикой и с…ть на одном гектаре не сядет. Естественно, что после исторического решения СТР, обозначившего очередной перелом молдавской журналистики, вся медийная нечисть пустилась в пляс, торжествуя победу и стремясь расширить захваченный плацдарм.   Новостной повод отработали «Ньюсмахер», а также КП в Молдове – очень специфическое издание, специализирующееся на теме обиженных русскоязычных – то есть, по сути, сеющее национальную рознь, и системно выводящее ту часть русскоязычного населения, которая не брезгует читать этот листок, на поддержку «сближения с Россией». Определенная логика, к слову, в этом есть: куда же ещё деваться русскообиженным, чтобы остаться собой, если Молдова явно дрейфует в объятия Гагаузии и ПМР в роли младшей сестры? Ну, не в Румынию же, в самом деле, где их никто не станет обижать? Нет, к России, и только к России, напрямую, или, опять же, через ПМР и Гагаузию. Только так им и возможно сохранить в неприкосновенности свою русскообиженную самобыдленность. Конечно, информация – это просто голые факты. Как говорили в Одессе, во времена СССР, разглядывая памятник Ришелье, «вот вам море – вот вам виза». Но на несколько моментов в подаче этих фактов стоит всё же обратить внимание. Фотографии детей, показ которых был поставлен в вину ведущим Internetu’ Grăiește, Албот и Болокану – мол, надо было их заретушировать, дабы не радовать педофилов, - выставлены в открытый доступ самой Пахомовой. Отчего тогда её саму не оштрафовали за потакание педофилии? Тем более, что в передаче был показан только общий вид страницы Пахомовой в ФБ, на которой были видны лишь едва различимые мини-фото с её детьми, а на ее странице эти же фото её детей доступны в полном размере и находятся – или, по крайней мере, находились до самого последнего времени, в открытом доступе. И, если уж в Молдове все стало так строго, то отчего материал на гражданку Пахомову не был передан в ведомство, которое занимается ненадлежащим исполнением родительских обязанностей, и, опять же, борется с педофилами? Куда только смотрит русскоязычная общественность – и, кстати, а куда же смотрит президент, одним из советников которого является Елена Пахомова? Далее, Пахомова заявила, что Албот и Болокан «прокомментировали ее личный пост», а в новостях несколько раз промелькнуло утверждение, что, фото Домники Маноле вместе с глумливым комментарием Пахомовой было помещено в закрытом посте «только для друзей». Более того, члены СТР утверждали, что посты Пахомовой в ФБ вообще не являются общественно значимыми и относятся к её личной переписке. Эти утверждения выглядят странно – притом, сразу по нескольким причинам. Во-первых, фото Маноле было размещено в посте с общим доступом – но это так, к слову. Во-вторых, ФБ является публичным местом, где оскорбление, распускание грязных слухов, угрозы, фейковая информация являются публичным действием в рамках повсеместно признанной практике.  Конечно, я понимаю, что членам СТР Молдовы никакой закон, и никакие аргументы, кроме их личной выгоды, не писаны, но как-то тщательнее надо бы отрабатывать номер. Все же Молдова еще не присоединена окончательно к ПМР, а ПМР к России, хотя на этом пути и достигнуты уже огромные успехи. В-третьих, сама Пахомова, в силу рода занятий – публичное лицо. Уж публичнее некуда – «телеведущая и автор телепередач». Конечно, то, что такое лицо стало публичным, позорно для молдавских медиа – но, тем не менее это так. И вот, по этой причине, всё, что Пахомова скажет, прошепчет, напишет, пусть даже в архизакрытой переписке, покажет на видео используя язык глухонемых или простучит тюремной азбукой перестукивания, которую я искренне желаю ей когда-нибудь освоить на практике – но что попадет в публичный доступ, даже помимо её воли, является общественно значимым заявлением. За которое надо нести полную ответственность, и, которое, без каких-либо ограничений, может быть обсуждаемо публично. Если же Пахомову не устраивает такое положение дел, ей следует сменить профессию, и перестать выставлять свое лицо и свои суждения на телеэкран. Такова, опять же, общая практика в этом вопросе. Ах, да, и ещё: КП утверждает, что «обращение в поддержку Елены Левицкой-Пахомовой подписали 28 человек: журналисты, писатели, художники, общественные деятели». Но отчего-то не приводит списка подписантов. А что так? Тоже, что ли, частная, или даже секретная информация? 28 молдавских гюльчатаев обоего пола не желают открыть личико? С чего бы это? Опасаются, что власть переменится или работа под прикрытием не позволяет? Перейдем теперь от новостей к аналитике в защиту Пахомовой. В ней мы тоже обнаружим массу интересного. Не в силах прочесть все публикации, которых вышло, и, наверное, ещё выйдет как грязи в центре Кишинева в ненастную погоду – сообразно числу промосковских СМИ в Молдове, остановлюсь лишь на двух: на предварительной, за 12 мая, вышедшей в том же «Ньюсмахере» и постфактум, на ресурсе «Междуречье – terriтория доверия/авторский проект Сергея Ткача». Автор первого материала, Николай Пахольницкий, аккуратно обойдя оскорбительный пост Пахомовой о волосах Домники Маноле, послуживший началом всей этой истории, привел, в целом, довольно широкую палитру мнений. При этом, только директор Ассоциации независимой прессы Петру Маковей напомнил о том, что Пахомова работала на Приднестровском гостелевидении и «снимала исторические фильмы, касающиеся истории румын». Добавлю, уже от себя, что все творения Пахомовой отличаются крайне негативными оценками Румынии, о чем Маковей деликатно умолчал, заметив лишь, что «если ты лезешь в такие темы, будь готов, что тебя будут критиковать». Маковей также высказал мнение, что конфликт, по сути, провел черту между русскоязычными и румыноязычными журналистами, которые поддержали в нем разные стороны. Об оскорбительном посте в адрес Маноле не упомянул вообще никто. В общем и целом, материал Пахольницкого, написанный, напомню, ещё до решения СТР, выдержан в довольно примирительном ключе – и мнения в нем высказаны тоже весьма примирительные. Зато Сергей Ткач, в материале, вышедшем уже после решения СТР, буквально жжОт глаголами, обличая «информационный «терроризм» на деньги Запада». Правда, автора немного подвело слабое знание пунктуации русского языка – этот бич русскоязычных журналистов в Молдове, и «терроризм» в кавычках сделал заголовок несколько двусмысленным. Но, в остальном, московская методичка отрабатывалась Ткачом очень старательно. Были поданы в горячем виде и «русская журналистика в Молдове», которая «уже давно находится под прицелом», и «гибридная война с очень сильной информационной компонентой» - которую, естественно, ведет в Молдове злобный Запад, и обличение «создания «правильных», лояльных Западу русскоязычных СМИ», которые «должны вступить в соревнование с «неправильными», ориентированными на Москву и общие исторические и культурные ценности Молдовы и России». Где бы найти список этих СМИ?  А то куда ни плюнешь – обязательно попадешь в прокремлевское пропагандистское дерьмо, которое тут же настрочит жалобу в СТР. Были упомянуты и «технологии захвата, подкупа русскоязычных СМИ и подмены контента с помощью продукта, подготовленного на деньги Запада» - это уже классический московский трюк: приписать собственную подлость, ложь или агрессию своему оппоненту.  Вспомнил Ткач и про «удары по репутации «неправильных» СМИ», которыми занимаются «разоблачители фейков», колотя по «популярным журналистам, авторам, которые создают резонансные фильмы, передачи, статьи и т.д.» - что, страшно стало, да? Хорошо, конечно, если фейкомету Ткачу бывает страшно и за себя, и за Пахомову. Плохо только то, что ударов по ним, хотя бы тапком, как по расплодившимся тараканам, что-то не видно. Где же эти «разоблачители фейков» на западные деньги? Определенно, им давно пора появиться и вступить в бой, если они, конечно, есть…. Но, к сожалению, разоблачителей промосковских фейков, денег, выделенных на их разоблачение, в Молдове сегодня нет. Совсем нет – Ткач всё это просто выдумал. Информационную операцию по захвату Молдовы ведет исключительно Россия. Её медиабесы действуют практически безнаказанно. Отвечать им ударами придется самим гражданам Молдовы, если, конечно, в Молдове ещё остались граждане, не желающие однажды проснуться в русомирском хлеву. В этой связи вернусь к материалу Пахольницкого. Более всего меня поразил в нем мирный тон представителей цеха румыноязычных журналистов – и это в ответ на хамскую выходку Пахомовой против Маноле и донос в СТР, не считая даже всего прочего её «творчества». И я, глубоко пораженный этой неуместной снисходительностью, хочу обратиться к румыноязычным коллегам. Господа, если вы не научитесь давать отпор быдло- агентуре, забрасывающей вас грязью на московские деньги, то она вас просто затопчет. Допускаю, что в Румынии уже случилось смягчение нравов, и все стали мирными и пушистыми – но здесь не Румыния. Здесь на вас прет московская Орда, которая пленных не берет. Право же, вам определенно пора кооптировать в свои ряды пару-тройку русскоязычных журналистов, имеющих опыт грязной, но необходимой работа медиа-вышибал. Таковые, поверьте, есть.  Что касается Пахомовой, то она будет храбриться только до первого попадания. Уже известно из опыта, что, когда эта дама видит перспективу попасть в мало-мальски серьезный переплет, она дико истерит, и в панике прячется за спину детей. Пахомова знает, что для привлечения ее к ответственности по ряду тяжелых статей УК, есть достаточные основания, и что эти факты могут всплыть, и, рано или поздно, всплывут. Именно поэтому она и призывает вас «отказаться от преследований». Так вот, не надо от них отказываться, во всяком случае, когда речь идет о Пахомовой. Поверьте, она не оценит вашего благородства, и при первой возможности воткнет вам нож в спину. История с Пахомовой слишком сильно похожа на начало кампании по устрашению журналистов, которые могут осмелиться поднять голос против разгулявшейся в Молдове роспропаганды. Уже по этой причине мы не можем позволить себе роскошь промолчать и забыть о ней. Тем более, что наши противники тоже уязвимы – и Пахомова в их числе. Даже сегодня и фактов в её биографии, и ее публичных высказываний хватит с избытком на три уголовных дела – не говоря уже жалобах на неё в СТР, что вообще следует поставить на поток, используя каждую возможность. Я могу понять Домнику Маноле, которая побрезговала обратиться с иском о защите чести и достоинства. С учетом статуса главы КС ей, что называется, не по чину реагировать на шавку, лающую из подворотни. Но если и мы не станем давать жестокий отпор медиа-шпане, прикормленной Москвой, то, боюсь, нам вскоре придется менять либо профессию, либо страну, либо и то и другое одновременно. В медиа-пространстве Молдовы для нас просто не останется места. Сергей Ильченко, собственный корреспондент портала Deschide.md в Украине, гражданин Молдовы