Семь лет спустя после одесской трагедии – когда мы получим ответы? 

Обе стороны столкновений прибегали к насилию, а милиция проявила халатность и не обеспечила безопасность. Погибшие и пострадавшие заслуживают правосудия, а виновные в убийствах и гибели людей должны быть наказаны. Это очевидные факты, считает Матильда Богнер, руководитель Мониторинговой миссии по правам человека в Украине. Остальные вопросы пока остаются без ответов. «Семь лет без ответов» – так называется статься Богнер, посвященная трагической годовщине событий в Одессе. Что произошло? После протестов на киевском Майдане в Одессе возникло противостояние группы Антимайдана, призывавшей к федерализации Украины, и сторонниками Майдана, поддерживавшими центральную власть. 2 мая 2014 около 300 хорошо организованных «сторонников федерализации» напали на марш «сторонников единства», в котором принимало участие около 2000 человек, в том числе местные жители и футбольные болельщики, приехавшие из Харькова на футбольный матч, которые поддерживали единство Украины.  Столкновения между этими двумя группами вспыхнули в центре города и продолжались несколько часов. Обе стороны использовали огнестрельное оружие, в результате чего в общей сложности были застрелены шесть человек с обеих сторон. Сотрудники Миссии, находившиеся на месте, видели, как «сторонники федерализации» начали бросать камни и «коктейли Молотова» в участников марша за единство Украины. Те заставили нападавших спасаться бегством, а позже уничтожили палаточный городок «сторонников федерализации», которые забаррикадировались в Доме профсоюзов. Несмотря на присутствие милиции, которая была предупреждена о возможности беспорядков, ситуация вышла из-под контроля.  Сотрудники ООН видели, что обе стороны бросали камни и «коктейли Молотова», и слышали звуки выстрелов тоже с обеих сторон. Когда в Доме профсоюзов возник пожар, некоторые «сторонники единства» помогали застрявшим в ловушке оппонентам покинуть горящее здание. Однако некоторые из спасенных из здания потом были сильно избиты толпой. Кто виноват?  За прошедшие семь лет обвинение в умышленном убийстве было предъявлено только одному человеку. Полиция не установила лиц, ответственных за убийства других пяти мужчин, совершенные во время столкновений в центре города. «Вместо того, чтобы сосредоточиться на установлении лиц, непосредственно ответственных за убийства, полиция сконцентрировала усилия на уголовном преследовании «сторонников федерализации» за их участие в столкновениях», – утверждает Матильда Богнер. В качестве примера она приводит дело 19 обвиняемых-антимайдановцев, которых суд оправдал ввиду предвзятости и политизированности расследования.  Несмотря на проведение расследования обстоятельств пожара, не было установлено, чьи действия привели к нему, и не было выдвинуто никаких обвинений. Вместо этого, пишет Богнер, следствие сосредоточилось на роли милиции и Службы по чрезвычайным ситуациям, которые не обеспечили безопасность и не сразу отреагировали на пожар. Однако ни одно из этих судебных разбирательств не было завершено.  Как отмечает глава Миссии, за последние два года системные проблемы в судебной власти, в частности нехватка судей и отсутствие финансирования судов, а также ограничения, связанные с COVID-19, еще больше замедлили судебное разбирательство. Почему «одесские дела» нужно довести до конца? «Жертвы заслуживают справедливости, – убеждена представительница ООН. – По факту любого преступления должно осуществляться уголовное преследование, а виновные должны быть привлечены к ответственности независимо от их политических убеждений». Она подчеркнула, что Украина, будучи участницей региональных и международных договоров в области прав человека, обязана установить всех лиц, виновных в гибели 48 человек 2 мая 2014 года, и привлечь их к ответственности.  «Когда власть не расследует нарушения прав человека, люди вынуждены искать справедливости другими путями», – напомнила глава Миссии ООН. Например, Европейский суд по правам человека установил, что Украина не выполнила свои обязательства по расследованию нарушений прав человека во время событий на Майдане, и обязал государство выплатить жертвам компенсации. Все это негативно сказывается на международной репутации Украины, считает Богнер, и добавляет, что обеспечение правосудия поможет предотвратить новые преступления и может стать «прочной основой для примирения». В чем причины затягивания процесса? В числе проблем, которые эксперты ООН выявили в судебном производстве, связанном с одесскими событиями, – предвзятость и давление на судей и адвокатов. Так, по одному из дел около 50 человек из числа «сторонников единства» заблокировали судью апелляционного суда в его кабинете, требуя открыть апелляцию, которая не была предусмотрена законодательством. В других случаях «сторонники единства» не выпускали судей из зала заседаний, оскорбляли их и срывали заседания суда. «Несмотря на то, что некоторые из этих инцидентов произошли в присутствии полиции, были зафиксированы на камеру или нарушители были опознаны потерпевшими или свидетелями нападений, с

Семь лет спустя после одесской трагедии – когда мы получим ответы? 
Обе стороны столкновений прибегали к насилию, а милиция проявила халатность и не обеспечила безопасность. Погибшие и пострадавшие заслуживают правосудия, а виновные в убийствах и гибели людей должны быть наказаны. Это очевидные факты, считает Матильда Богнер, руководитель Мониторинговой миссии по правам человека в Украине. Остальные вопросы пока остаются без ответов. «Семь лет без ответов» – так называется статься Богнер, посвященная трагической годовщине событий в Одессе. Что произошло? После протестов на киевском Майдане в Одессе возникло противостояние группы Антимайдана, призывавшей к федерализации Украины, и сторонниками Майдана, поддерживавшими центральную власть. 2 мая 2014 около 300 хорошо организованных «сторонников федерализации» напали на марш «сторонников единства», в котором принимало участие около 2000 человек, в том числе местные жители и футбольные болельщики, приехавшие из Харькова на футбольный матч, которые поддерживали единство Украины.  Столкновения между этими двумя группами вспыхнули в центре города и продолжались несколько часов. Обе стороны использовали огнестрельное оружие, в результате чего в общей сложности были застрелены шесть человек с обеих сторон. Сотрудники Миссии, находившиеся на месте, видели, как «сторонники федерализации» начали бросать камни и «коктейли Молотова» в участников марша за единство Украины. Те заставили нападавших спасаться бегством, а позже уничтожили палаточный городок «сторонников федерализации», которые забаррикадировались в Доме профсоюзов. Несмотря на присутствие милиции, которая была предупреждена о возможности беспорядков, ситуация вышла из-под контроля.  Сотрудники ООН видели, что обе стороны бросали камни и «коктейли Молотова», и слышали звуки выстрелов тоже с обеих сторон. Когда в Доме профсоюзов возник пожар, некоторые «сторонники единства» помогали застрявшим в ловушке оппонентам покинуть горящее здание. Однако некоторые из спасенных из здания потом были сильно избиты толпой. Кто виноват?  За прошедшие семь лет обвинение в умышленном убийстве было предъявлено только одному человеку. Полиция не установила лиц, ответственных за убийства других пяти мужчин, совершенные во время столкновений в центре города. «Вместо того, чтобы сосредоточиться на установлении лиц, непосредственно ответственных за убийства, полиция сконцентрировала усилия на уголовном преследовании «сторонников федерализации» за их участие в столкновениях», – утверждает Матильда Богнер. В качестве примера она приводит дело 19 обвиняемых-антимайдановцев, которых суд оправдал ввиду предвзятости и политизированности расследования.  Несмотря на проведение расследования обстоятельств пожара, не было установлено, чьи действия привели к нему, и не было выдвинуто никаких обвинений. Вместо этого, пишет Богнер, следствие сосредоточилось на роли милиции и Службы по чрезвычайным ситуациям, которые не обеспечили безопасность и не сразу отреагировали на пожар. Однако ни одно из этих судебных разбирательств не было завершено.  Как отмечает глава Миссии, за последние два года системные проблемы в судебной власти, в частности нехватка судей и отсутствие финансирования судов, а также ограничения, связанные с COVID-19, еще больше замедлили судебное разбирательство. Почему «одесские дела» нужно довести до конца? «Жертвы заслуживают справедливости, – убеждена представительница ООН. – По факту любого преступления должно осуществляться уголовное преследование, а виновные должны быть привлечены к ответственности независимо от их политических убеждений». Она подчеркнула, что Украина, будучи участницей региональных и международных договоров в области прав человека, обязана установить всех лиц, виновных в гибели 48 человек 2 мая 2014 года, и привлечь их к ответственности.  «Когда власть не расследует нарушения прав человека, люди вынуждены искать справедливости другими путями», – напомнила глава Миссии ООН. Например, Европейский суд по правам человека установил, что Украина не выполнила свои обязательства по расследованию нарушений прав человека во время событий на Майдане, и обязал государство выплатить жертвам компенсации. Все это негативно сказывается на международной репутации Украины, считает Богнер, и добавляет, что обеспечение правосудия поможет предотвратить новые преступления и может стать «прочной основой для примирения». В чем причины затягивания процесса? В числе проблем, которые эксперты ООН выявили в судебном производстве, связанном с одесскими событиями, – предвзятость и давление на судей и адвокатов. Так, по одному из дел около 50 человек из числа «сторонников единства» заблокировали судью апелляционного суда в его кабинете, требуя открыть апелляцию, которая не была предусмотрена законодательством. В других случаях «сторонники единства» не выпускали судей из зала заседаний, оскорбляли их и срывали заседания суда. «Несмотря на то, что некоторые из этих инцидентов произошли в присутствии полиции, были зафиксированы на камеру или нарушители были опознаны потерпевшими или свидетелями нападений, соответствующие расследования просто оставались открытыми без всякого ощутимого прогресса», – пишет Матильда Богнер. Родственники жертв также подвергались нападениям. Кроме того, не видя ощутимого прогресса и «запроса общественности на справедливость в этих делах», они потеряли надежду и заинтересованность в участии в судебных заседаниях. А, по словам Богнер, это «во многих случаях было единственным движущим фактором достижения определенного прогресса на пути к справедливости». Главной причиной того, что судебные процессы по «одесским» делам не продвигаются вперед, глава Миссии считает отсутствие политической воли. «Аргументы о сложности дела или проблемах с привлечением пострадавших к участию в судебных заседаниях через семь лет после событий уже не могут служить оправданием, – утверждает она. – Отсутствие безопасности для судей ведет к их нежеланию браться за рассмотрение таких дел». Некоторые дела месяцами и даже годами «кочевали» из одного районного суда Одессы в другие.   Еще одна проблема связана с тем, что несколько фигурантов уголовных дел по одесским событиям смогли бежать «в Крым, оккупированный Российской Федерацией, или на территорию, которая контролируется самопровозглашенными "республиками" на востоке Украины», и находятся «вне досягаемости украинского правосудия». Как отмечает глава Мониторинговой миссии, среди них – высшие должностные лица милиции и Государственной службы по чрезвычайным ситуациям, а также «сторонники федерализации».   Что делать? В ООН настаивают на том, что судебные разбирательства по делам о событиях 2 мая должны получить приоритетный статус. «Необходимо обеспечить безопасность судей прокуроров, адвокатов и родственников жертв, а для обеспечения прозрачности и беспристрастности расследований, которые все еще продолжаются, Офису Генерального прокурора необходимо рассмотреть вопрос о передаче этих дел из Одессы в Киев», – пишет Матильда Богнер. Все вышеперечисленные проблемы заставляют «задуматься о том, удастся ли хотя бы когда-нибудь установить, кто был виноват в столкновениях, которые оборвали 48 жизней». Матильда Богнер уверена, что это возможно, и ссылается на успехи  в расследовании отдельных событий на Майдане в Киеве: в частности, были установлены лица, которые сейчас обвиняются в связи с убийствами протестующих и гибелью человека во время пожара в офисе Партии регионов. По ее словам, история изобилует примерами уголовных преследований даже спустя десятилетия после тяжелых нарушений прав человека.  «Седьмая годовщина является поводом для власти предпринять решительные шаги в решении вопросов привлечения к ответственности за события 2 мая 2014 года и продемонстрировать, что верховенство права в Украине является руководящим принципом, а не избирательной системой, зависящей от политических позиций», – заключает Матильда Богнер. Полностью статью Матильды Богнер на русском языке можно прочитать здесь.